Вот и я

один день

 
 
— Где был, Ушастый?
— Лягушек ловил...
— Лентяй ты.
— Хвост болит...
— Наловил?
— Лужа высохла почти...
— Лентяй ты. Брюхопуза видел?
— С Квазилорией за Оградку подались... За подкаменками...
— Мокрицы – дело. Зубан на пищеблоке?
— Где ж ему быть... Помойку роет...
— А смотрители?
— Как всегда...
— Ладно, пошли. Червями с овражка поделюсь. Свежие, после дождей много, жирные.
— Добрый ты, Хобот... Уж спасибо, так спасибо... Укроп захвачу...
 
Вот и я

О мире, жизни и вещах

 
Каждая вещь, созданная на смену старой, не дослужившей свой срок до конца, — это время, похищенное у чьей-то жизни.

(Сергей Лукьяненко, "Спектр")

________________________________


Осторожно поднимая палочку, он [судья] упустил блюдце, и оно упало на пол, разлетевшись на множество осколков.
Тао Ган собрал осколки фарфора [...]
— Все осколки на месте. Завтра я их склею, и блюдце ещё долго послужит!
— Тао Ган, почему ты так бережлив? — спросил судья. — Я знаю, что немного денег у тебя есть, а ведь ты никому не должен помогать. Не соря деньгами, ты бы всё же мог быть не таким прижимистым.
Его печальный спутник бросил на него смиренный взгляд и объяснил:
— Благородный судья, так много прекрасных вещей даровано нам природой… Крыша над головой, пища для нашего желудка, одежда для тела… Мы всё принимаем как должное, и часто находим полученному дурное применение. Вот почему я боюсь, что Небо однажды разгневается, и не могу видеть, когда выбрасываются предметы, которые ещё можно использовать.

(Роберт ван Гулик, цикл о судье Ди, "Ночь в монастыре с привидениями")